Home » исторические факты » Людоведение наших дней: от неандертальца до новобранца

Людоведение наших дней: от неандертальца до новобранца

homo sapiensКогда-то, может быть, в начале прошлого века или в его середине, в научно-популярных журналах рисовали наших далеких потомков большеголовыми, безволосыми, с атрофированными, да и не очень-то и нужными “благодаря увеличению головного мозга”, руками и ногами… И вот уже настало новое тысячелетие, а мозг и интеллект людей расти что-то не собираются.

Да и в целом остаемся мы в прежних пропорциях, изменения незначительны. На повестке ближайших десятилетий, считают ученые-антропологи, уменьшение числа зубов – с 32 до 28. “Зубы мудрости” у многих не растут уже сейчас, а если и прорезаются, то лишь для того, чтобы заставить человека лишний раз сходить к стоматологу.

И все-таки, как развивается биологический вид homo sapiens?.. Станем ли мы единой расой? В поиске ответов оказался я в НИИ и Музее антропологии МГУ. Хотелось понять к тому же: что вообще изучает в наши дни наука о человеке – антропология? Вроде бы уже все народы Земли подсчитаны и описаны…

Оказывается, у антропологов дел предостаточно. Спорят они, например, о правомочности такого понятия, как раса.

– Не думаю, что идея отказаться от рас и принимать в расчет только разные народы приживется, – считает заместитель директора НИИ и Музея антропологии Арсен Пурунджан. – Расы существуют, хотя человечество действительно возникло от одних «родителей», а потом, расселяясь, за тысячелетия изменило цвет кожи и разрез глаз под воздействием экологических факторов. А прародиной нашей была Африка.

– Так, значит, все мы – “дети негров”?

– Первые “предлюди” имели “нейтральные”, а не негроидные черты. По населению самой Африки можно судить о процессе расообразования – на севере континента живут люди, похожие на европейцев, в центре – действительно “классические” негры, а у бушменов юга можно обнаружить черты монголоидной расы.

– А как выглядели люди, жившие на территории России?

– В известном скелете позднего каменного века, найденном в Костенках под Воронежем, проглядываются черты типичного австралийца, представителя “четвертой расы”. Впрочем, “наши” древние люди гораздо моложе африканских австралопитеков, живших чуть ли не 7-8 миллионов лет назад…

Самые старые находки на территории России возрастом всего лишь в полмиллиона лет, – говорит ведущий научный сотрудник института Виталий Харитонов, – более ранние вряд ли возможны. Не дошла еще тогда «цивилизация» до Рязанской или Московской области. Вот в Западной Грузии находили останки двухмиллионной давности, но после 1991 г. «нашими» они быть перестали. Сейчас отечественные антропологи работают на Северном Кавказе, в Адыгее. Откопали недавно скелет неандертальского ребенка 2-3 лет. Сенсацией стали найденные там же останки новорожденного неандертальца.

– А в чем заключается сенсационность?

– Стало ясно, что сам процесс развития, акселерации у неандертальцев был чрезвычайно интенсивен. Очень мало было у новорожденного зародышевых черт…

Далековато все это от современных проблем! Впрочем, мне быстро доказали, что антропология – наука еще и прикладная, практическая.

Медик изучает болезни, а антрополог – границы, за которыми здоровье переходит в болезнь, – объясняет Арсен Пурунджан, – а они постоянно меняются. Сейчас, скажем, к “норме” относят и ишемическую болезнь сердца, и атеросклеротические изменения – живут и с ними. Конечно, противостоять болезням надо. Недавно мы разработали систему ранней диагностики ишемической болезни, основанную на данных внешних антропометрических измерений человека и анализах, которые можно получить в любой районной поликлинике. Подставив эти данные в систему специальных уравнений, мы с уверенностью до 95 процентов устанавливаем, болен человек или еще нет.

Была у российских антропологов не так давно и “секретная миссия” – они работали на оборонку… Разрабатывали скафандры космонавтам, давали консультации конструкторам боевой техники: какой высоты должна быть кабина, как разместить рычаги и педали, чтобы и машиной управлять было легко, и сиделось удобно. А еще создавали сетку размеров для одежды и обуви. Подсчитывали число призывников разного роста и указывали, сколько какой формы для будущих защитников шить.

Стандарты одежды мы готовили и для легкой промышленности, – рассказывает ведущий научный сотрудник института Василий Дерябин. – Даже манекены разрабатывали, основываясь на научных измерениях человеческого тела. Сейчас, правда, работа эта остается невостребованной.

– А как же дизайнерские фирмы, советы в журналах “как подобрать удобную мебель для офиса”? Популярное ведь дело, да и прибыльное.

Никогда не слышал, чтобы в таких случаях учитывались антропологические показатели. Дизайнеры о нас не вспоминают. Может быть, за рубежом мебель и разрабатывают “по науке”, но только для своего потребителя. Отличия в стандартах есть, но наш человек, считают, и так перебьется…

Чтобы заниматься абсолютно лишенными научной романтики измерениями и подсчетами, конечно же, нужны деньги. А их мало. Хотя даже те немногие исследования, что ученым удается провести, дают интереснейшие результаты!

Мы собрали, например, много данных о физическом развитии московских школьников, – говорит старший научный сотрудник НИИ антропологии Елена Година. – Пока о резких ухудшениях в физическом развитии детей говорить не приходится. Это с нашей точки зрения. У гигиенистов и медиков гораздо более тревожные представления… Может быть, внешне дети наши и выглядят здоровыми, но болезней выявляется множество.

Или обнаружили такую любопытную закономерность, – продолжает Елена Зиновьевна, – в тех семьях, где отцы имеют высшее образование, мальчики развиваются быстрее, а девочки несколько медленнее. Почему? Пока остается загадкой.

– Может быть, мальчики «тянутся» за отцом, а развитие девочек, наоборот, подавляется мужским главенством в семье?

– Примем как рабочую гипотезу, – соглашается Елена Зиновьевна, – ведь на развитие детей влияют и атмосфера в доме, и даже культурные приоритеты. Есть же мнение, что кукла Барби “повинна” в появлении большого числа худых и высоких девушек с пропорциями любимой игрушки.

Что же выходит – не совсем правы генетики со своими заявлениями о предопределенности физического развития человека? И та же мода может исподволь формировать не только характер, но и тело человека? Пока нет ответа на эти вопросы. Антропологи их и ищут. До “переднего края” науки дошли и уже заглядывают в неизведанное…

Вот, например, пресловутая акселерация потихоньку сходит на нет. Рост у детей по инерции продолжает быть высоким, но половое развитие уже не ускоренное. Интересно, что меняется и форма головы – раньше преобладали круглые черепа, теперь несколько вытянутые. Что чревато и неприятными последствиями – при сотрясении мозга возможны осложнения.

Мы не становимся все выше и выше с каждым поколением, – утверждает Арсен Пурунджан. – В этом смысле развитие людей, скорее, идет по синусоиде – высокие люди, потом снова чуть поменьше. Впрочем, планку среднего мужского роста в 180 сантиметров мы, европейцы, вряд ли преодолеем.

– А сольются ли все же народы в единую безнациональную семью? – задаю я последний и принципиальный вопрос.

– Не думаю. По крайней мере еще лет двести кардинальных изменений в расообразовании не будет. Острой необходимости в этом природа не видит…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*

five − five =