Home » известные люди » Французский режиссер-синефил Франсуа Озон

Французский режиссер-синефил Франсуа Озон

ozon rezhisserВ дешевом и чертовски обаятельном американском хорроре “Озон” люди-дикари, страдающие от наркотической зависимости, вводили себе пресловутый “аллотропный модификат кислорода” и превращались в гротескных монстров. Нечто подобное творит с классическим кинематографом французский режиссер-синефил Франсуа Озон.
Озон – 50-летний парижский оригинал, автор десятка короткометражек и трех полнометражных фильмов, ставших сенсациями конца 90-х годов. Озон – нахальный молодой человек, вольно переиначивающий работы “священных коров” европейского кино.

Окончив режиссерское отделение FEMIS в 1990-м, Франсуа снимал на 16 и 35 мм, VHS, super-8, причем разброс его коротких опытов был от гомосексуальной драмы “Маленькая смерть” (на фото) до документального посвящения Лионелу Жоспену, снятому в преддверии президентских выборов.

В 1998-м Озон жестоко простебал классический шедевр Пьера-Паоло Пазолини “Теорема”, сняв свой ехидный и издевательский большой дебют “Ситком” (в России попавший сначала на пиратский видеорынок, а потом и в легальный кинопрокат под названием “Крысятник”).

ozon krime ljubovЕсли у великого итальянца, всю жизнь пытавшегося примирить коммунизм с христианством, а плоть с духом, размеренное существование буржуазной семьи разрушало появление дивно красивого посланца то ли небес, то ли преисподней, насмешник Озон превратил в ад жизнь добропорядочной семьи из парижского пригорода, впустив в их уютный кукольный домик ручную белую крысу. И стал, скорее на пресном безрыбье, чем действительно по заслугам, любимчиком европейских кинофестивалей.

В 1999-м он сделал сразу два полнометражных фильма – порочную, болезненно-сексуальную вариацию на темы братьев Гримм “Криминальные любовники” (см. фото со съмоной площадки) и камерную экранизацию ранней пьесы Райнера Вернера Фассбиндера “Капли дождя на раскаленных скалах”, получившую на Берлинском фестивале 2000 года плюшевого медвежонка “Тедди”, награду, присуждаемую жюри сексуальных меньшинств.

Из своей собственной сексуальной ориентации Озон не делает культа, вволю иронизируя и над традиционными связями, и над излюбленными содомитскими утехами (чего стоит жутковато обаятельный эпизод из “Криминальных любовников”, в котором неухоженный славянин Мики Манойлович, любимый актер Кустурицы, изображает инфернального дядюшку Ау и нежно пользует хрупкого героя Жереми Ренье).

Однако в самом целомудренном фильме Озона “Капли дождя…” нет провокационных эпизодов, зато есть неподдельные чувства, щемящая грусть по поводу того, что “Each Man Kills The Thing He Loves”. Эта цитата из Оскара Уайлда стала когда-то лейтмотивом последнего фильма Фассбиндера “Керель”, эти же слова могли бы быть эпиграфом предпоследнего фильма Озона.

В 2000 году cостоялась премьера нового – и, кажется, лучшего – проекта Франсуа “Под песком”, на сей раз лишенной скандального ореола стилизации под добротное психологическое кино с участием Бруно Кремера и Шарлотты Рэмплинг.

Ответы Озона на анкету журнала “Кайе дю синема” “Какие события, фильмы, кинематографисты, актеры, визуальные образы, технические находки определили, на ваш взгляд, кинематограф 90-х годов?”

“Простая и брутальная красота “Деток” Ларри Кларка.

Планы-эпизоды и использование музыки в “Начале и конце” Артуро Рипштейна.

Взгляд и тело Жака Дютронка в “Ван Гоге” Мориса Пиала.

Молчание, одежда мальчишки и нескончаемый плач тайваньской женщины в “Да здравствует любовь” Цая Минь-Ляна.

Фонтанирующая эмоциональность “несчастных случаев” в “Автокатастрофе” Кроненберга (как и слишком красивый несчастный случай в “Новой волне” Годара).

Жестокое прощание Клода Шаброля со Стефани Одран в “Бетти”.

Восторг и манера повествования Брайана Де Пальмы в “Воспитании Каина”.

Мистическая человечность и планы, полные ароматов, у Бруно Дюмона в “Человечности”.

И, наконец, воспоминания о слишком близких и слишком рано ушедших друзьях в “Я буду твоим зеркалом” Нан Голден”.

, ,

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*

5 × two =